Яванизация Бали и исламизация Явы.

«Необязательно видеть весь путь.
Просто поверьте и сделайте первый шаг». Мартин Лютер Кинг

Materials in English

Home Волшебные острова Балийская культура Яванизация Бали и исламизация Явы.
Яванизация Бали и исламизация Явы. PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Пура Рамбут Сиви - не только ступенчатый храм, возвращающий нас мыслями к Яве и лишний раз подчеркивающий различие между Бали и Явой, по и первый балийско-индуистский храм, с которым мы встречаемся, покинув Яву и прибыв па Бали, и одновременно еще действующее индуистское святилище - трудно придумать более приятное знакомство с Бали.
То, что, проезжая через Яву, мы воспринимаем как историю, здесь - живая современность. Позади нас остался скучноватый, не выделяющийся никакими значительными сооружениями мир ислама, и мы спрашиваем теперь себя, что означает эта «граница» и как она образовалась.
Столетия после Удаяны были для Суматры, Явы и Бали временем жестоких, кровавых междоусобиц соперничающих династий и стремящихся наверх аристократических семейств, которые прокладывали себе путь с помощью мятежей, интриг и вероломных убийств. Лишь немногим правителям удалось царствовать долгое время без кровопролития, что в большинстве случаев было результатом успешно кончавшейся перед этим борьбы за власть. Одним из тех, кому это удалось, был Раден Виджая, с 1294 года раджа восточнояванского государства Маджапахит. Во время правления его преемников яванизация Бали, начатая женой правителя Удаяны, была последовательно доведена до конца. Начиная с определенного времени контакт стал таким тесным, что в летописи двора Маджапахита, относящейся к XIV веку, мы читаем, что на Бали нравы и обычаи точно такие же, как на Яве.
Однако эта гармонизация происходила не без применения силы, поскольку в противоположность своим властителям, связанным с правящими семействами Явы родственными узами, балийский народ всегда стремился к независимости и упорно придерживался своих традиционных форм религии.
Вследствие этого интенсивные связи между Бали и Явой все более ослабевали. Когда в 1284 году Кертана-гара, последний яванский правитель Государства Синга-сари, арестовал раджу Бали, казалось, что относительной свободе острова, полученной после смерти овеянного легендами правителя Эрлангги, пришел конец. Однако в 1292 году Кертанагара был убит, и в результате этого в возникшей сумятице Бали еще раз удалось сбросить с себя господство Явы и даже во времена правления Радена Впджаи остаться сравнительно независимым. В период же правления его сына Джаянагара Бали воспользовался потрясшей Яву борьбой за политическую власть. Народные восстания и мятежные князья вынудили Джаянагару покинуть столицу острова. Однако один из его министров, Гаджа Мада, помог ему вновь занять трон, а затем убил его с помощью его же личного врача Танка, которого потом приказал казнить. Гаджа Мада был одним из типичных государственных деятелей своего времени - властолюбивым, жестоким, настойчивым. Именно он в результате похода на Бали в 1343 году добился окончательного покорения и яванизации острова.
Это событие получило отражение не только в летописи Маджапахита, но и в мифологизированных, характеризующих балийское мышление того времени хрониках острова. Они сообщают, например, о визите Гаджа Мады к Беда Улу, балийскому правителю Пенджепга, который был известен своими магическими способностями. Однажды он, высокомерно полагаясь на свое магическое всесилие, заявил, что отрубит себе голову и что поставит ее на место так, что не будет видно ни малейшего следа. Шива был разгневан его самоуверенностью, но, не имея возможности лишить правителя его магической силы, превратил отрубленную голову в голову дикого кабана. Поэтому имя Беда Улу и значит «превращенная голова». Потрясенный правитель запретил под страхом смертной казни смотреть на его лицо. Гаджа Мада, зная об этом страшном запрете, прибег к хитрости, чтобы увидеть кабанью голову Беда Улу. Попросив разрешения подкрепиться, он достал из своей дорожной сумки с провиантом длинный стебель папоротника и отправил его себе в рот. При этом он так сильно запрокинул назад голову, что смог взглянуть на лицо Беда Улу. Тот затрясся от гнева и тотчас же убил бы Гаджа Маду, но не посмел этого сделать, ибо существовал строгий запрет, не позволявший трогать человека во время еды. Уверенный в своей безопасности, Гаджа Мада одержал победу в этом поединке, а Беда Улу сгорел от «внутреннего пламени стыда». Эта мысль смертельного поединка без оружия глубоко укоренилась в старобалийском мышлении.
После завоевания власти Гаджа Мадой на Бали быстро распространились яванский уклад жизни и яванская культура. В равной степени выросло число исламских торговцев на берегах Северо-Западной Явы, где влиятельные мусульмане, став губернаторами, захватили и политическую власть, распространив ее на центр западной части острова и пытаясь проникнуть на восток. Индуистская аристократия была вынуждена отступить в горы и на крайний восток Явы, где остатки государства Маджапахит продолжали существовать еще до 1639 года, например в индуистском княжестве Панарукан, которое уже в 1528 году заключило договор о союзе с укрепившей свою мощь на юго-востоке индонезийского архипелага Португалией. Однако этот договор в конечном счете не смог защитить Маджапахит от окончательной потери власти под давлением неумолимо надвигающегося ислама.
К 1639 году большая часть сохранившихся индуистско-яванских аристократов перебралась на Бали, где была создана своеобразная яванская иммигрантская культура, которая прослеживается в образе жизни балийской аристократии и сегодня. Представители балийских высших каст гордятся своим восточно-яванским аристократическим происхождением. Существует даже титул, свидетельствующий об особом благородстве носящего его человека,- «вонг Маджапахит» - человек из Маджапахита.
Несмотря на интенсивность, с которой ислам утверждался на Яве, его проникновение происходило не таким радикальным образом, как на Азиатском материке. Ява была побеждена приверженцами Мухаммеда не с помощью оружия, а в результате постепенного, хотя и последовательного распространения их политической и экономической мощи.
Само собой разумеется, что в последующие столетия ислам был для Бали постоянной угрозой, однако до ожидавшегося похода под знаменем пророка дело не дошло. Для этого Бали был слишком мощным, особенно при правителях южнобалийского княжества Гелгел. Кроме того, на крайнем востоке Явы еще до XVIII столетия существовали небольшие, политически незначительные индо-яванские княжества, например Баньюванги и Баламбанган, которые представляли собой своего рода буферную зону между экспансивным исламом и обусловленным традициями миром Бали.

 

-->


Copyright 2011-2012 © "Все про страны.ру". Все права защищены. При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.