Путешествия европейцев в восточные страны
Б2748 септик топас цена с установкой под ключ bio-kanalizaciya.ru. . Средства по уходу за кожей - средства по уходу за кожей колопласт lifestoma.ru.

«Необязательно видеть весь путь.
Просто поверьте и сделайте первый шаг». Мартин Лютер Кинг

Materials in English

Home История географии География в период средневековья Путешествия европейцев в восточные страны
Путешествия европейцев в восточные страны PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 4
ХудшийЛучший 

В XIII в. орды монголов распространились по Среднему и Ближнему Востоку, обрушились на Русское государство и надолго задержали его развитие. Монгольские всадники вышли к воротам Западной Европы.

Папа Римский и монархи Западной Европы стремились завести сношения с великим ханом монголов, во-первых, чтобы обезопасить свои рубежи, во-вторых, чтобы попытаться создать союз против мусульманского мира. Ко двору хана направляются послы.

Первым был монах-францисканец Джованни дель Плано Карпини. По отзывам современников, «это был человек достойный, остроумный, образованный, красноречивый и очень способный к разнообразным делам». В течение 1245-1248 гг. он в сопровождении другого монаха Стефана Богемского через Чехию, Киев, низовья Дона и Волги, Казахстан, Хорезм, Семиречье, впадину озера Алаколь добрался до района главной ставки монголов в верховье реки Орхон, притока Селенги. В ставку, однако, Карпини не был допущен. Четыре месяца прожил он в обществе монголов. Наконец, был принят ханом Гуюком и со встречным посланием благополучно возвратился домой. На предложение Папы креститься ответ хана Гуюка был такой: «Это приказ, посланный великому папе, чтобы он его знал и понял... Вы сказали, что если я приму крещение, то это будет хорошо; ты умно поступил, прислав к нам прошение, но мы эту твою просьбу не поняли...

Силою бога все земли, начиная от тех, где восходит солнце, и кончая теми, где заходит, пожалованы нам... Ныне вы должны сказать чистосердечно: "мы станем вашими подданными, мы отдадим вам все наше имущество". Ты сам во главе королей, все вместе без исключения, придите предложить нам службу и покорность... И если вы не последуете приказу бога и воспротивитесь нашим приказам, то вы станете врагами. Вот что вам следует знать. А если вы поступите иначе, то разве мы знаем, что будет, одному богу это известно» (Путешествие в восточные страны, 1957. С. 220 - 221).

Плано Карпини составил интереснейшие записки под названием «История монголов, именуемых нами татарами», переведенные на многие языки, в том числе и на русский. Со времени П. Карпини все азиатские земли к северу от Китая вплоть до Тихого океана в западноевропейской географии и картографии стали называть Татарией. Отражением этого периода является на звание пролива,  отделяющего от материка остров Сахалин. Приведем некоторые выдержки из книги Карпини, характеризующие степень наблюдательности, эрудированности и ответственности ее автора. О территории: «...даже и сотая часть вышеназванной земли не плодородна, и она даже не может приносить плода, если не орошается речными водами. Но вод и ручьев там немного, а реки редки, откуда там нет селений, а также каких-нибудь городов, за исключением одного, который слывет довольно хорошим и называется Каракорон, но мы его не видели, а были почти в полудне от него... В этой земле также зимою никогда не бывает дождя, а летом идет он часто и так мало, что едва может иногда смочить пыль и корни трав. Падает там также часто очень крупный град».

П. Карпини представил исчерпывающие очерки о жизни, нравах, быте, занятиях, религиозных отправлениях монголов, государственном устройстве, военном строительстве и т. д. Все это и сейчас очень интересно. И во сто крат важнее и любопытнее было в XIII в. Можно сделать обоснованный вывод о высокой степени информированности П. Карпини, особенно о социальной организации монгольского общества. Не мог не подчеркнуть Карпини жестокие нравы монголов. Он привел случай расправы над князем Михаилом Тверским в ставке Батыя за то, что князь отказался поклониться изображению Чингисхана. Вместе с Михаилом был убит и сопровождавший его князь Андрей Черниговский. «Убийство других людей, - отметил П. Карпини, - считается у них ни за что. И говоря кратко, все дурные нравы < их по своей пространности не могут быть изображены в описании... Они коварны и обманщики и, если могут, обходят всех хитростью». Подло был умерщвлен князь Ярослав Суздальский. Он был приглашен к матери хана, «которая как бы в знак почета дала ему есть и пить из собственной руки; и он вернулся в свое помещение, тот час же занедужил и умер спустя семь дней, и все тело его удивительным образом посинело. Поэтому всего верней, что его там опоили, чтобы свободнее и окончательно завладеть его землею». При монгольском дворе П. Карпини встречал много русских и венгров. Некоторые из них там жили по 10, 20 и даже по 30 лет. Один из русских по имени Козьма спас Карпини и его спутника от верной гибели.

При дворе было много христиан. «Говорили нам... христиане, принадлежавшие к его (хана) челяди, что они твердо веруют, что он должен стать христианином; и явный признак этого они видят в том, что он держит христианских клириков и дает им содержание, также пред большой своей палаткой имеет всегда христианскую часовню; и они поют всенародно и открыто и звонят к часам, согласно обычаю греков, как и прочие христиане...» (С. 79-80).

В ханскую ставку прибыли два сына царя Грузии, посол халифа Багдадского, более десяти других султанов, несколько вождей китайцев и «более четырех тысяч послов в числе тех, кто приносил дань, и тех, кто шел с Дарами султанов, других вождей, которые явились покориться им, тех, за которыми они послали, и тех, кто были наместниками земель».

Не обошел своим вниманием П. Карпини и подлинную заботу о нем и его посольстве со стороны киевских князей Василько и Даниила, которые тепло встречали и провожали и снабдили путешественников охраной. Охрана нужна была потому, что «мы ехали постоянно в смертельной опасности из-за литовцев, которые часто и тайно, насколько могли, делали набеги на землю Руссии... так как большая часть людей Руссии была перебита татарами или отведена в плен, то они поэтому отнюдь не могли оказать им сильное сопротивление». Великое княжество Литовское возникло на русском пепелище.

П. Карпини сделал вывод: «...если христиане хотят сохранить себя самих, свою землю и христианство, то царям, князьям, баронам и правителям земель надлежит собраться воедино и с общего решения послать против них (монголов) людей на бой...» Иначе монголы всех уничтожат поодиночке.

В 1249 г. Каракорум посетил посол французского короля Людовика IX Святого - Андрэ Лонжюмо. К тому времени власть великого хана перешла к Мункэ, правителю менее жестокому, чем Гуюк.

В период 1252- 1256 гг. по заданию Папы и Людовика состоялась миссия в Монголию францисканского монаха Гильома (Вильгельма) Рубрука. Его сопровождал духовный брат Варфоломей (Бартоломео). Истинные подвижники обувь не носили и от этого очень страдали в студеную пору. Маршрут Рубрука и его спутника шел через Палестину, Константинополь, Черное море, город Судак, степи Крыма и Северного Приазовья, низовье Волги, Бухару, Самарканд, Джунгарские ворота и далее в Каракорум... Возвращался Рубрук от дельты Волги вдоль западного побережья Каспийского моря, через Армению в Палестину. Весь маршрут и время пребывания в ставке хана Мункэ описаны в форме, еще более содержательной, чем у П. Карпини.

Рубрук и его спутник направились прежде всего в ставку хана Батыя (Бату) с объемной поклажей. Высадившись с морского судна в Судаке, они вынуждены были нанять транспорт: четыре крытые повозки, запряженные волами для перевозки товара, и пять верховых лошадей. Караван медленно продвигался вдоль Крымского полуострова. На север «простирается огромная равнина, которая тянется на пять дневных переходов... суживается, имея море с востока и с запада, так что от одного моря до другого существует один большой перекоп... На севере этой области находится много больших озер, на берегах которых имеются соляные источники; как только вода их попадает в озеро, образуется соль, твердая, как лед; с этих солончаков Бату и Сартак (удельный хан, сын Батыя) получают большие доходы, так как со всей Руссии ездят туда за солью... Морем также приходит за этой солью множество судов».

Через Дон татары организовали переправу. Послов и купцов на лодках через реку перевозят русские. На берегу был их поселок. Жили основательно, пахали землю, сеяли пшеницу, особенно урожайным было просо. Рубрук обладал хорошим кругозором. В своем отчете он, в частности, записал: «...эти две реки, Танаид и Этиль (Дон и Волга), отстоят друг от друга... только на десять дневных переходов, а к югу они очень удалены... Именно Танаид впадает в море Понта, а Этилия образует... море или озеро вместе со многими другими реками, которые впадают в него из Персии». На берегу Волги «есть новый поселок, который татары устроили вперемешку из русских и сарацинов, перевозящих послов как направляющихся ко двору Бату, так и возвращающихся оттуда». Рубрук отметил присутствие нескольких несторианских и армянских священников. Управляющим делами у хана Сартака был несторианин. Очевидно, была большая паства и православных: не случайно лее была организована Сарайская епархия, подчиненная русской митрополии.

Несторианами была часть уйгуров, многие китайцы, был свой епископат. Христиане окружали великого хана Мункэ. Он был сыном несторианки и женат на христианке. Его братья, будущий великий хан Хубилай и завоеватель Ирана и Ирака, организатор монгольского государства в Западной Азии Хулагу, были женаты на несторианках. Ханский наместник в Самарканде Чагатай был крещеным. В ставке Мункэ был христианский храм с хорошим украшением. При дворе было много русских мастеров, венгров, золотых дел мастер из Парижа, женщина из Лотарингии с молодым русским мужем, англичанин... «Тогда там было большое количество христиан: венгерцев, аланов, русских, георгианов (грузин) и армян, которые все не видали причастия с тех пор, как были взяты в плен, так как несториане сами не хотели допускать их к себе в церковь, если те не перекрестятся снова так, как они говорили». На то время в Каракоруме было шестнадцать кумирен разных народов, в том числе и две мечети. Все историки отмечают высокую степень веротерпимости монголов, в особенности в начальный период развития их великого улуса.

В послании Мункэ Людовику IX говорилось: «заповедь вечного Бога состоит в том, что мы внушили вам понять. И... если хотите нас послушаться, отправьте к нам ваших послов; и таким образом мы удостоверимся, пожелаете ли вы иметь с нами мир или войну. Когда силою вечного Бога весь мир от восхода солнца и до захода объединится в радости и в мире, тогда ясно будет, что мы хотим сделать...» .

Спутник Рубрука Варфоломей остался в Каракоруме, сославшись на слабое здоровье и невозможность вынести страдания пути через пустыню. Сам Рубрук возвращался по ямскому пути очень быстро, за два месяца и десять дней добрался до Сарая. В дальнейшем пути вдоль западного берега Каспия до Аракса, то есть до южного рубежа батыева улуса, Рубрук взял провожатого...

Труд Рубрука был высоко оценен современниками и потомками. О. Пешель, видный немецкий географ конца XIX в., назвал его «величайшим географическим шедевром Средневековья». В частности, Рубрук первым отметил характерную черту Центральной Азии - высокое нагорье. Этот вывод он сделал на основе направления течения рек Чу, Или, Иртыша. Рубрук сообщил интересные сведения о Китае, киргизах (хакасах), урянхайцах (тувинцах) и других народах.

Особенно грандиозными были пугешествия на Восток венецианских купцов семьи Поло. Два брата, Никколо и Матео, с 1250 г. жили в Константинополе. Шесть лет там торговали, потом решили идти с товарами за море. Через Черное море переправились в Крым, в Судак - генуэзскую колонию. Целый год удачно вели торг в Сарае и Булгаре; с почетом были приняты ханом Берке, от которого получили богатые подарки.

Возвращаться в Константинополь было небезопасно, между Берке и ханом Передней Азии Хулагу вспыхнула война... И пошли братья в Среднюю Азию, в Бухару и Самарканд, в Ургенч и Хорезм. Там им повстречался посол Хулагу, направлявшийся к великому хану. Так они оказались в Пекине - столице великого хана Хубилая в 1262 г.

Принял Хубилай купцов с почетом, много расспрашивал о жизни в Европе, об императорах, князьях и об управлении странами. Хубилай поп-Росил братьев Поло отвезти его послание к Папе Римскому Клименту IV с просьбой прислать сто христиан, умудренных в семи искусствах, то есть по всем разделам образования.

В 1269 г. братья вернулись на родину. К тому времени Климент IV скончался. Новый папа Григорий IX в 1271 г. благословил их вторично отправиться к монгольскому хану. На этот раз один из братьев Никколо взял с собой пятнадцатилетнего сына Марко, которому суждено было войти в анналы географической литературы.

Путешествие совершалось через Палестину, Малую Азию, Месопотамию, Багдад, Иранское нагорье, Гиндукуш, Памир, Каш-гарию, вдоль Куньлуня, через пустыню Ордос пока не достигли до столицы богдыхана.

Очень обрадовался братьям Поло Хубилай. «Жили они при дворе, - написано в «Книге Марко Поло» (1955. С. 50), - и был им почет много больше против других князей». Марко оказался очень способным и ответственным, быстро освоил четыре языка и был принят на службу к хану. «Прожил Марко с великим ханом 17 лет и все это время хаживал в посольствах» в различные районы империи: в северную Монголию, южный Китай, восточный Тибет, к границам Бирмы (Мьянмы). Три года М. Поло был губернатором одной из провинций.

Описывая богатство Хубилая, М. Поло придумал слово «миллион» (тысячища - от «миль» - тысяча).

Много лет прошло, соскучились братья по родине, хану не хотелось с ними расставаться. Но тут возникла необходимость еще в одном крупном предприятии... У правителя Персии хана Аргуна умерла жена, и ему хотелось получить новую жену из того же рода, что и великий хан. Хубилай подобрал ему невесту - 17-летнюю принцессу Кокечин. Сопровождать невесту должно было большое посольство (около 600 человек), в состав которого вошли и купцы Поло.

На многих кораблях через Южно-Китайское море, Малаккский пролив, Цейлон, Ормузский пролив посольство достигло Басры в 1294 г. Долгий путь продолжался с длительными остановками почти пять лет, многие в пути скончались... Девицу доставили в Хоросан. Жених к тому времени скончался, и принцесса досталась сыну Аргуна Гасану... Несчастная умерла через два года, в 1296 г.

Понятно, что мореходами были не монголы, а покоренные ими китайцы. Их торговые связи со странами бассейна Индийского океана были оживленными. В то время и в последующий период, когда рухнуло монгольское владычество в Китае в 1368 г., китайцами были организованы торговые фактории на побережьях Явы, Цейлона, Индостана, Южной Аравии и Восточной Африки. История сохранила имя знаменитого морехода Чжэн Хэ, совершившего в начале XV в. семь грандиозных плаваний по Индийскому океану. В Китае издавались книги о дальних странах. Китайцы за 400 лет до европейцев освоили технику книгопечатания, задолго до европейцев начали вести регулярные географические наблюдения, они имели многовековый фонд данных о режиме рек Хуанхэ и Янцзы. В междуречье этих рек китайцы построили разветвленную сеть гидротехнических сооружений, включая Великий судоходный канал, связавший населенные пункты на этих реках.

В 1295 г. М. Поло с отцом и дядей вернулись в Венецию. Путешествие растянулось на 24 года. Через три года Марко оказался в генуэзской тюрьме, где и продиктовал ученому монаху текст своей книги «О разнообразии мира», ныне известной как «Книга Марко Поло» (1955). Можно только удивляться, сколь много географических объектов и событий сохраняла его память. Не исключено, что он вел какие-то записи, но каждый раз рассказывал он с некоторым разнообразием деталей. М. Поло первым в Европе рассказал о Тибете и Бирме, об Индокитае, Яве и Суматре, об обитателях Андаманских островов, упоминал о Занзибаре и Мадагаскаре, а также, очевидно со слов своего отца и дяди, о Руси.

Книга Марко Поло была переведена на многие языки и стала настольной книгой для всех позднейших путешественников в Индию, Китай и Центральную Азию. Она сыграла огромную роль в эпоху Великих географических открытий. Книгой М. Поло пользовался и Христофор Колумб. Умер Марко Поло в 1344 г.

Приведем некоторые выдержки из его замечательного произведения.

«Россия большая страна на севере. Туг живут христиане греческого исповедания. Тут много царей и свой собственный язык; народ простодушный и очень красивый; мужчины и женщины белы и белокуры... Страна эта не торговая, но много у них дорогих мехов высокой ценности; у них есть и соболя, и горностаи, и белки... и множество славных лисиц, лучших в свете. Много у них серебряных руд; добывают они много серебра... Самый сильный холод в свете в Росии; трудно от него укрыться. Страна большая, до самого моря-океана...».

«На грузинской границе есть источник масла (нефти), и много его... Есть его нельзя, а можно жечь или мазать им верблюдов, у которых чесотка и короста».

«Двенадцать дней едешь но той равнине, называется она Памиром; и во все время нет ни жилья, ни травы; еду нужно'нести с собою. Птиц тут нет оттого, что высоко и холодно. От великого холоду и огонь не так светел, и не того цвета как в других местах, и птица не так хорошо варится...».

О городе Ханчжоу: «То самый лучший, самый величавый город в свете... город в округе около ста миль, и 12 тысяч каменных мостов в нем, а под сводами каждого моста или части мостов суда могут проходить... В этом городе... все улицы вымощены камнем и кирпичом; так точно все дороги в области Манги; и верхом ездить, и пешком ходить по ним хорошо... В этом городе... четыре тысячи бань; есть и ключи, где люди нежатся; по нескольку раз в месяц ходят туда, потому что чистоту в теле соблюдают... У народа Манги вот какой обычай: как только родится ребенок, отец с матерью приказывают записать день, место и час его рождения... Когда кто соберется путь куда-либо, идет он к звездочету... и тот говорит ему, можно ли ехать или нет... Здесь много богатых дворцов. Есть христианская крепость несгориан... У горожан такой обычай: на дверях дома пишут они свои имена имена жен, сынов и их жен, рабов и всех домочадцев; записывают также, сколько держат лошадей. Кто помрет, того имя вычеркивается, а новорожденного имя приписывают. Есть тут еще один хороший обычай: у кого постоялый двор, или у кого пристают путники, те записывают им имена и день месяца, когда они пришли, так что великий хан круглый год может знать, кто приходит в его земли. Дело то умных людей».

Эти и другие «обычаи» явно не принесены монгольскими завоевателями, а следствие многовекового развития высочайшей культуры китайского народа, далеко опережавшей средневековую Европу. Из приведенных отрывков можно сделать много интересных заключений, в том числе и выводов географического свойства.

Успешные путешествия П. Карпини, Г. Рубрука, М. Поло стимулировали миссионерскую деятельность католической церкви в странах Востока. В 1290 г. по поручению Папы Николая IV 13 месяцев в Индии провел Монтекорвино. В письме Папе Монтекорвино давал подробное правдивое описание Индостана и Индокитая вплоть до Гималаев, рассказал о муссонах - переменных ветрах, о разнообразии растительности, в том числе о пряностях. В начале 1293 г. Монтекорвино прибыл в Китай, где ему суждено было заниматься миссионерской деятельностью в течение 25 лет.

С 1320 г. восемь лет в Индии прожил миссионер Журден де Северак. Он составил отчет «Описание чудес», в котором с восторгом перечислены пальмы, баньяны (деревья-рощи), ручные слоны, крокодилы, обычаи населения... В Индию он отправился во второй раз, но погиб там в 1336 г.

В течение 15 лет, с 1316 по 1330 г., по Азии странствовал францисканский монах Одорико Порденоне. Продолжительное время он жил в Китае вместе с Монтекорвино. Он первым из европейцев посетил центральную часть Тибета и длительное время провел в Лхасе. В Европу вернулся в 1330 г. и вскоре скончался. Его незаконченный рассказ о путешествии известен в двух названиях: «О чудесах мира» и «Восточных земель описание». Рассказ Порденоне существенно дополняет «Книгу Марко Поло».

Последним крупным миссионерско-торговым предприятием западноевропейцев в страны Востока было путешествие Джованни Мариньолли (1338-1353 гг.). Миссия францисканцев из 50 человек из Авиньона (в то время папской резиденции на юге Франции) отправилась в Константинополь, потом в Кафу (Феодосию), Тану (Азов), Астрахань, через степи Казахстана, Джунгарию в Китай. Обратный путь Мариньолли был по Южно-Китайскому морю и Индийскому океану, через Багдад, Дамаск и Иерусалим, а далее по Средиземному морю. Свой рассказ о странствиях по Востоку Мариньолли включил в составленную им «Историю Чехии (Богемии)». Наряду с правдивыми сведениями у Мариньолли и у других миссионеров много небылиц. Библейский рай Мариньолли поместил на Цейлоне. Здесь, по его мнению, находится источник, который дает начало рекам: Пиону, протекающему по земле эфиопов, Фирсону, протекающему по Индии и впадающего в океан в Китае, Тигру и Евфрату.

Описанные и другие путешествия европейцев существенно раздвинули горизонты известного мира, в значительной мере сняли покров таинственности с основных стран Востока, способствовали торговле и взаимному обмену культурными ценностями. К концу XIV в. связи Западной Европы с Китаем прекратились: распались монгольские улусы, начались междоусобные войны между феодалами Персии, начали формироваться мусульманские деспотические владения.

Внимание христианских пастырей не ограничивалось странами Востока. К XIV в. им стали известны территории Северной Африки до Нигера и Восточной - до Занзибара. Правда, многие сведения были заимствованы у арабов и не отличались полнотой и правдивостью.

 

-->


Copyright 2011-2012 © "Все про страны.ру". Все права защищены. При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.