Географическоеобразование в России 19 в. Учебники и учебные пособия
Средства физической безопасности оборудования лвс.

«Необязательно видеть весь путь.
Просто поверьте и сделайте первый шаг». Мартин Лютер Кинг

Materials in English

Home История географии География в России в первой половине 19 века Географическоеобразование в России 19 в. Учебники и учебные пособия
Географическоеобразование в России 19 в. Учебники и учебные пособия PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

Преподавание географии и подготовка учебников географии были свя­заны прежде всего с университетами и военными учебными заведениями. Как уже было отмечено, по университетскому уставу 1804 г. преподавание географии было связано с подготовкой гуманитариев и осуществлялось на объединенных кафедрах истории, статистики и географии. В Московском университете в начале века географию и статистику читал профессор И.А. Гейм. Он же был автором университетских и школьных учебников по этим дисциплинам. Общий их уровень, по заключению Н.А. Гвоздецкого (1955), был невысок и уступал учебникам Петербургского университета. Скорее всего, все обстояло так на самом деле, но не следует забывать о традициях, заложенных профессорами географии предшествовав­шего века, исповедовавшими идеи комплексной географии, например Х.А. Чеботаревым. Важно оценить, какие основные мысли преподноси­лись студентам. К этому же кругу относился и профессор истории и гео­графии Н.Е.Черепанов (1762-1823), издавший в 1792-1793 гг. учебное пособие для студентов «Историко-географическое учение» в двух частях. «География, или землеописание, по Черепанову, есть основательное опи­сание земли в рассуждении естественного качества и общественного уст­роения народов на лице земном. Поверхность земного шара со времени создания света подвержена была многоразличным переменам, отчасти естественным, отчасти производимым самими людьми. Через землетрясе­ния произведены во многих местах земли, там, где прежде были воды, и, напротив, также через наводнения морями поглощены города, горы, ост­рова и целые страны. Самые люди через произвольные или принужденные и опустошительные переселения народов и через их образ жизни самые плодоносные страны превращают в суровые пустыни, или по благоустроению общежития своим старанием болота и места, совсем подтопленные водою, осушают каналами и делают обитаемыми и плодоносными... дела­ют реки судоходными, соединяют моря посредством каналов и разрывают горы и самое земное недро для удовольствия неутолимых своих желании» (Есаков, 1983. С. 13, 14, 15). Как видим, для Черепанова процесс изменения лика земного по причинам естественным или хозяйственным является  объективным, необходимым и неизбежным.

Положение университетского устава 1804 г., закрепившего географию в качестве придатка при изучении истории, сыграло негативную роль в развитии географии как комплексной дисциплины, особенно ее при­родной составляющей. География была представлена на двух кафедрах: всеобщей истории, статистики и географии и истории, статистики и гео­графии России. Первой кафедрой в Московском университете руководил А.И. Гейм (1758 — 1821), специалист по языкознанию, но читавший геогра­фию и статистику по Бюшингу. В 1819 г. им было издано «Начертание все­общего землеописания по новейшему разделению государств и земель», в 1821 г. — «Опыт начертания статистики главнейших государств». Предметом статистики, по Гейму, является «государство, под коим разу­меется: общество людей, занимающее известное пространство земли и управляемое одною законною властью...» Статистика Гейма содержала две части: государствоведение и народоведение. В первой давалось зем­леописание государств и их политического строя, во второй — состояние хозяйства и просвещения. Все приводимые сведения — лишь регистрация фактов без научного объяснения и анализа. После Гейма курсы всемир­ной статистики читал И.А. Щедритский, включавший в статистику физи­ко-географические описания государств, давал характеристику климата, рельефа, вод. Его преемник А.И. Чивилев также уделял существенное вни­мание физико-географическим описаниям.

Вторую кафедру в Московском университете в 1810 г. занял М.Т. Каченовский (1775—1842). Его лекции отличались более глубоким содержанием, чем у Гейма. И.А. Гончаров их оценивал даже очень высоко. Все «слушали с глубоким интересом этот тонкий анализ, в котором сам профессор никогда не приходил к синтезу. Последний возникал у слуша­теля сам собою...» (Там же. С. 38).

Петербургский университет был открыт в 1819 г. как преемник пединс­титута, основанного в 1804 г. Как в институте, так и в университете со дня их основания были кафедры географии. С 1805 г. обязанности профессора истории и географии исполнял Е.Ф. Зябловский. В 1807 г. им было выпу­щено «Краткое землеописание Российского государства в нынешнем его состоянии, для пользы учащихся», выдержавшее несколько изданий. В 1810 г.— второе издание под заголовком «Землеописание Российской империи для всех состояний» было шеститомным и насчитывало около 3 тыс. страниц. Л.С. Берг (1946а) считал, что это был первый университет­ский курс географии России. В нем, Зябловский привел обзор литератур­ных источников, маршруты путешествий, список карт, изготовленных начиная с 1550 г. Дано описание границ государства, морей, озер, рек, кана­лов, гор и равнин, климатов, «естественных произведений», то есть расте­ний, животных, минеральных богатств... В 1818— 1819 гг. был издан «Курс всеобщей географии» (без России) в трех частях. В 1821 г. — «Всеобщее землеописание». В 1822 г. выпущено «Землеописание Российской империи» в качестве учебника для гимназий. Последнее издание «Географии Российской империи» Зябловского было осуществлено в 1837 г. Берг отметил: «...это краткий, но толковый учебник, в упрек которому можно поставить загромождение большим количеством географических имен» (Там же. С. 207). В 1823 г. кафедры географии и статистики Зябловским были объединены под его началом, он перестал читать курс географии, переключился на статистику. География, по Зябловскому, это «описание всех известных стран земного шара». Она «рассматривает Землю как жилище человеческого рода по натуральному ее виду, свойству и разделению на известные части в настоящее и прошедшее время (Там же. С. 200). География рассуждает о Земле в различных отношениях: 1) как о планете (математическая геогра­фия); 2) как о физическом теле (физическая география); 3) «замечает боль­шие и малые народные общества» (политическая география). Последняя «важнейшая часть и обыкновенно разумеется под именем географии». Она «учит познавать состояние держав, их разделение на части, их жителей по образу правления, вероисповеданию, состоянию просвещения, промыслов и проч.» (Там же. С. 201).

С 1808 г. были изданы и переизданы книги Зябловского «Статистическое описание Российской империи», «Статистика европейских государств», «Российская статистика», которые, по Бергу, ничем не отличались по содер­жанию от географии. Зябловский говорил: «Из всех наук нет ни одной, которая бы подвержена была столь частым переменам, как география». А все дело в том, что приобретаются новые территории, страна делится на губернии и т. д. Современники не отмечали высокий уровень географи­ческого мышления Зябловского. П.А. Плетнев говорил, что «никто более его не трудился в приготовлении руководств к изучению отечественной географии...» Но «у него не было ни слога в описаниях, ни одушевления в рассказе...» Профессор А.В. Никитенко, обращая внимание на внешнюю суровость Зябловского, постоянную угрюмость физиономии, на внутрен­нюю доброту, кротость и готовность быть полезным, заключил, что лекции он посещал неукоснительно, «хотя они и не блистали ни особенным глу­бокомыслием, ни изяществом» (Там же. С. 199). Л.С. Берг был не согласен с элементами негативных оценок. На взгляд Берга, «его руководства и учебники нисколько не уступают соответствующим трудам профессо­ров западноевропейских университетских географов того времени. Его учебники географии для средней школы... гораздо лучше тех, по которым я учился в гимназии в 80-х годах прошлого столетия. А что касается уни­верситетских курсов по географии России, каким является шеститомное "Землеописание Российской империи", выпущенное в свет Зябловским в 1810 г., то вплоть до появления в 1916-1931 гг. "Географии России, Украины и прилегающих к ним с запада территорий" Г.И. Танфильева у нас вообще подобного рода руководств не имелось» (Там же. С. 197). Такова оценка одного из патриархов отечественной географии.

Автором «Краткой всеобщей географии», в период 1818—1849 гг., выдержавшей 20 изданий, был К.И. Арсеньев. Географию он делил на три части: космическая, или математическая, география рассматривает Землю как планету, по ее положению, движению, виду и величине; физическая -~ рассматривает Землю по составным ее частям и со всеми произведениями как в недрах, так и на поверхности ее находящихся; политическая, или гражданственная, география рассматривает Землю как жилище челове­ческого рода, разделенное на государства, области с городами и важней­шими в них заведениями по части наук, искусств, промышленности и тор­говли. В издании 1842 г. Арсеньев определил, «что физическая география имеет предметом описание суши, воздуха, естественных произведении, всех живых существ и самого человека, в физическом отношении рассматриваемого». Нельзя не обратить внимания на предельную лаконичность

характеристик. В частности, в общем обозрении Африки текст занял 57

строк, в том числе о границах — 4, о пространстве — 1, морях — 2, реках-1, горах — 5, климате — 8, народах — 23...

После Зябловского статистику в университете, географию и историю в средних учебных заведениях читал А.Л. Крылов. Им было написано «Руководство к изучению российской географии, изданное для канто­нистов» (1826). А.И. Брут читал географию древнюю, сравнительную и физическую. В 1828—1829гг. он издал книгу «Землеописание известно­го древним света...». Лекции читал «усыпительно монотонным голосом» (Берг, 1951).

По уставу 1835 г., география как самостоятельная дисциплина была исключена из списка обязательных курсов университетов. Гуманитариям читалась статистика, на физико-математическом факультете — физи­ческая география физикам же. Лучшим из преподавателей был академик Э.Х. Ленц, напечатавший курс физической географии (1851), выдержав­шей три издания. «Физическая география, в понимании Ленца, излагает явления, замечаемые нами на поверхности и в доступных нам глубинах Земли, рассматривая их преимущественно как условия для развития орга­нической жизни. Главная же задача ее как науки заключается в опреде­лении, по каким именно законам совершались и еще ныне совершаются наблюдаемые нами явления» (Там же. С. 285).

В Московском университете курс физической географии и метео­рологии вел профессор М.Ф.Спасский (1809—1859). В 1841 г. он пере­вел на русский язык «Лекции о метеорологии» немецкого профессора Л.Ф. Кемца, впоследствии занявшего пост директора Главной физической обсерватории в Петербурге. Спасский учил, что «вся видимая природа составляет одно гармоническое целое», что география «имеет предметом объяснение всех явлений, замечаемых на поверхности земли и в атмосфе­ре, на основании общих физических законов». Этот принцип ассоцииро­вания физической географии с физикой Земли, как полагал А. Гумбольдт, или геофизикой, был характерен для всего XIXв. Спасский различал три отрасли физической географии: географию суши (физическую геологию), географию вод (гидрографию) и географию атмосферы (атмосферологию или метеорологию). Физическую географию в своем понимании Спасский читал около 20 лет, вел метеорологические наблюдения и тщательно обра­батывал их результаты. Итогом этих занятий стала монография «О климате Москвы» (1847), защищенная Спасским в качестве диссертации для полу­чения ученой степени доктора химии и физики. Спасский сформулировал 13 законов, определяющих ход климатообразующих процессов: о теп­ловом балансе, о взаимодействии воздушных масс, об испарении и кон­денсации... М.Ф. Спасского можно считать одним из основоположников отечественной климатологии.

В 1847г. был опубликован «Курс физической географии» для вузов» Петровского. На его взгляд, «физическая география занимается описа­нием физических свойств Земли, как в целости взятой, так и отдельных е частей, пользуясь сокровищами физики, химии, минералогии и отчасти астрономии, но не вникая в подробности, входящие в сферу каждой из этих наук» (Цит. по: Исаченко,  1971. С. 209). В основных разделах книги представлены происхождение Земли,  вулканизм,  землетрясения,  очер­тания суши и ее рельеф, атмосфера и ее свойства, распределение тепла магнетизм, изменение земной поверхности. И никакого внимания органи­ческой жизни!

Состояние географического образования было предметом оживленных дискуссий, его недостатками были обеспокоены многие общественные деятели и писатели, отдававшие географии должное значение в нравствен­ном воспитании молодежи, в подготовке рачительных хозяев отечества. В их числе был и Н.В. Гоголь. Он намеревался поступить преподавателем в Киевский университет. В этой связи он писал А.С. Пушкину: «Там кончу я историю Украины и Юга России и напишу всеобщую историю, которой в настоящем виде ее до сих пор, к сожалению, не только на Руси, но даже и в Европе нет» (История Ленинград, ун-та, 1969. С. 52). Министр Уваров, несмотря на хлопоты Пушкина, согласия на должность Гоголя в Киевском университете не дал. Гоголь был принят на должность адъюнкт-профессо­ра ректором Петербургского университета П.А. Плетневым в июле 1834 г. Основания для этого были. Гоголь некоторое время преподавал историю и географию в гимназии. Глубоко интересуясь не только историей, но и гео­графией, в 1829 г. он записал следующую глубокую мысль. «Гораздо лучше, если воспитанник будет проходить географию в два разных периода свое­го возраста. В первом он должен узнать один только великий очерк всего мира... который бы показал всю обширность и колоссальность географи­ческого мира... чтобы мир составил одну яркую, живописную поэму, чтобы сколько возможно открыть ему все концы его. Ничего в подробности; но только одни резкие черты, но только, чтобы он почувствовал, где стужа, где более растительность, где выше мануфактурность, где сильнее образован­ность, где глубже невежественность, где ниже земля, где стремительнее горы. Во втором периоде его возраста этот мир должен быть перед ним раз­двинут. Он должен рассмотреть в микроскоп те предметы, которые доселе видел он простым глазом. Тогда уже он узнает все исключения и перехо­ды, менее резкие и более исполненные тонкого отличия» (Арабески, 1990. С. 277 — 278). Гоголь резко выступал против искусственного отделения при­родной части географии от социально-экономической. Об этом напомнил во время заседания отделения этнографии Географического общества в 1916 г. В.П. Семенов-Тян-Шанский. «Перехода нет никакого от природы к произведениям человека, — писал Гоголь. — Они отрублены как топором от своего источника. Я уже не говорю о том, что у них (географов. — В.Б.) не представлен вовсе этот брачный союз человека с природою, от которо­го рождается мануфактурность. Итак, прежде чем слушатель приступит к обозрению мануфактур и произведений рук человека, нужно, чтобы он был приготовлен к тому произведениями земли, чтобы он сам собою мог вывесть, какие мануфактуры должны быть в таком-то государстве... Приготовивши себя мануфактурностью, он может уже переходить к торговле, которая без того будет тоже незанимательна и непонятна, При исчислении народов необходимо показать каждого физиогномию и те отпечатки, которые принял его характер, так сказать, от географических причин...» (Известия ИРГО, 1916. С. 38). В 1831 г. «Мысли о географии» были опубликованы Гоголем в петербургской «Литературной газете»-Гоголь противился бездумному запоминанию географических объектов, считал необходимым формировать у учеников образ территории, и сам старался показать, как это можно представить. Одна из мыслей выгляделаследующим образом: «Велика и поразительна область географии… каждое творение бьется двойной жизнью, и где в искаженных чертах природы прочитывается ужас, и земля превращается в оледенелый труп; исполины-горы, парящие в небо, наброшенный небрежно, дышащий всею роскошью растительной силы и разнообразия вод, и раскаленные пус­тыни и степи, оторванный кусок земли посреди безграничного моря, люди и искусство, и предел всего живущего!» (Цит. по: Гаврилова, Иноземцев, 1959. С. 116). Какой бы интересной могла стать книга «Земля и люди», написать которую намеревался Гоголь, но ученого пересилил сочинитель, пустивший по белу свету Хлестакова, Чичикова и многих других героев.

В 1832 г. была учреждена Военная академия Генерального штаба. В ней при подготовке офицеров высшего звена в качестве одного из основных был введен курс военной географии, при освоении которого офице­ры должны были составлять географические описания территорий, из которых возникла серия военно-статистических обозрений губерний. География в академии Генштаба занимала приоритетное место. Не слу­чайно самые крупные путешествия второй половины XIXв. были прове­дены под руководством военных. Доля военных была значительной среди членов Русского географического общества.

 

 

-->


Copyright 2011-2012 © "Все про страны.ру". Все права защищены. При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.