Ученики и последователи В.В. Докучаева в географии. А.Н. Краснов
Casino play games blackjack poker, follow this link no download craps no deposit roulette

«Необязательно видеть весь путь.
Просто поверьте и сделайте первый шаг». Мартин Лютер Кинг

Materials in English

Home История географии Географическая наука в России во второй половине 19 - начале 20 в Ученики и последователи В.В. Докучаева в географии. А.Н. Краснов
Ученики и последователи В.В. Докучаева в географии. А.Н. Краснов PDF Печать E-mail

Школа Докучаева включает множество имен, прямо или косвенно связанных с развитием идей, заложенных Докучаевым. Конечно, это прежде всего касается почвоведения, генетическую концепцию которого создал Докучаев, лесоведения, луговедения, степоведения, геоморфологии, геохимии. Ниже постараемся показать развитие идей докучаевской школы учениками и последователями, внесшими наибольший вклад в становление комплексной географии - ландшафтоведения. Для рассматриваемого периода - конца XIX -начала XX в. - наибольшее значение имели работы Краснова, Танфильева, Морозова и Высоцкого. Все они были участниками почвенных экспедиций Докучаева, но научно-теоретическая их мысль далеко вышла за рамки почвоведения, оплодотворив географию новыми интересными идеями.

Деятельность Андрея Николаевича Краснова (1862-1914) являет собой пример (после Докучаева) цельного сочетания высокой науки и практики природопользования. При самобытности личности Краснова ему повезло с учителями. Ими оказались выдающиеся ученые А.Н. Бекетов, В.В. Докучаев, И.В. Мушкетов. Его другом на всю жизнь был В.И. Вернадский.

Александр Николаевич Бекетов (1825-1902) в период 1863-1897 гг. был профессором Петербургского университета, возглавлял кафедру ботаники, в течение семи лет был ректором. Он был автором первого русского учебника по ботанической географии - географии растений (1855), в котором были рассмотрены проблемы взаимодействия растений со средой обитания. У него была обширная публикация о климате России, а также двухтомник «Беседы о земле, воде, воздухе и тварях, на ней живущих», восемь раз издававшийся за 40 лет с 1864 г. В 1880 г. Краснов поступил в Петербургский университет и после его окончания был оставлен «для приготовления к профессорскому званию». Будучи студентом, в 1883 г. Краснов участвовал в экспедиции по естественно-историческому изучению Алтайского горного округа, в 1883- 1884 гг. - в геоботанических исследованиях Нижегородской экспедиции Докучаева. Опубликованная тогда же работа Краснова «О зависимости между почвою и растительностью в черноземной полосе Европейской России» (1884) была удостоена золотой медали на университетском конкурсе. Конечно, не без влияния учителей Краснов изучал не только отдельные растения, а их группировки в зависимости от окружающей среды. К окончанию университета у Краснова было уже несколько опубликованных работ, самой значительной из которых был «Очерк дикой растительности Нижегородской губернии» (1884) с описанием растительности по местообитаниям: черноземных почв, суглинков, супесей, песков, аллювиальных наносов, лесных участков, оврагов, обрабатываемых земель.

В 1885 г. Краснов работал в экспедиции И.В. Мушкетова в Калмыцкой степи. Его отчет был отмечен серебряной медалью Географического общества. На заседании общества Краснов сделал доклад «Об условиях географического распространения черноземной флоры в России», в котором подверг критике теорию академика Ф.И. Рупрехта о том, что черноземная полоса и ее флора являются самыми древними в геологическом смысле частями России. Напротив, утверждал Краснов, черноземная растительность по возрасту самая молодая из степной флоры и привел ряд доказательств.

В январе 1886 г. Совету Географического общества Краснов представил проект экспедиции для геоботанического исследования северного склона Кавказского хребта. Предполагалось обнаружить следы усыхания долин и вытеснения лесной растительности степной в подтверждение обсуждавшейся в то время теории взаимодействия флор. «Такие явления, как, например, образование чернозема и связанной с ним растительности, отношения между лесною и степною флорами, наконец, генетическая связь между представителями всех этих флор и формами более южными - закавказскими, по характеру своему напоминающими формы третичные, здесь могут быть выяснены на небольшом сравнительно расстоянии с гораздо большей точностью и ясностью, нежели на протяжении всей средней России, где до сих пор пытались разрешить подобного рода вопросы» (Отчет о деятельности ИРГО за 1886 г. С. 193). Нельзя отказать в логике молодого ученого, предложившего эксперимент. Советом общества, однако, этот проект был отложен до лучшего времени и предложено направить Краснова в Восточный Тянь-Шань для геоботанических исследований. Экспедиция возглавлялась талантливым географом И.В. Игнатьевым. Краснов пользовался полной самостоятельностью, и его маршрут не совпадал с

передвижением основной части экспедиции. В предварительном отчете о проведенных исследованиях летом 1886 г. Краснов писал о работах, выполненных вдоль северного склона Заилийского Алатау, южного побережья озер Балхаш и Алаколь, по долине реки Или, о пересечении хребтов Тянь-Шаня с выходом к озеру Иссык-Куль, потом в бассейн реки Сары-Джаза, к ледникам массива Хан-Тенгри, где был открыт ледник Мушкетова, о посещении китайского города Сайдун в Кашгарии. Было пройдено пешком и верхом на лошади около 3700 верст, собрана коллекция из 8 тыс. экземпляров, насчитывающая более 1200 видов растительности. В отчете Краснов посетовал, что, кроме «прекрасного описания поясов растительности Заилийского Алатау, сделанного первым его исследователем П.П. Семеновым, мы не имеем до сих пор ни одного порядочного фитогеографического описания страны, так как работы ботаников, определявших и описывавших растения прочих путешественников, суть работы систематиков, мало интересовавшихся и мало вникавших в особенности группировки и распределения описываемых ими растительных форм» (Краснов, 1887. С. 137). Геоботанические исследования Краснов понимал «как изучение той связи, которая существует между почвой с ее настоящей и прошедшей жизнью и флорою, ее одевающей... Растительность, живая и мертвая, входит в цикл... (почвенных) реакций; ее жизнь есть как бы одно из звеньев цепи реакций, происходящих в недрах и на поверхности почвы, Находясь в тесной с ними связи, она влияет на их ход и сама зависит от их направления... Растительность, следующая за всеми изменениями в жизни почвенного типа, является как бы его живою, нерукотворною летописью этой жизни, и разработка этой летописи, очевидно, является важным подспорьем в деле чтения новейшей истории почв и позднейших геологических отложений» (Там же. С. 140-141). И Краснов, геоботаник, оказывал неоценимую услугу палеогеографии. В 1888 г. Краснов опубликовал большую (413 стр.) работу «Опыт истории развития флоры южной части восточного Тянь-Шаня». Она была удостоена золотой медали Географического общества и в 1889 г. защищена как магистерская диссертация по ботанике. Краснов проявил умение увидеть во множестве типичное, характерное, создал представление о ходе исторического развития флоры под действием внешних условий, горообразования и последовательной ксерофитизации, выделил и описал высотные растительные зоны и формации, описал ледники.

В 1887 г. Краснов был командирован за границу и в 1889 г, принял кафедру географии в Харьковском университете. Ему было 27 лет. В дальнейшем его деятельность была сочетанием преподавания, обширной общественной работы, полевых исследований и путешествий. В 1889- 1891 гг. Краснов участвовал в исследованиях почв и растительности Харьковской и Полтавской губерний. В 1890 г. познакомился с американскими прериями, был в Большом бассейне, Иеллоустонском парке, на Ниагаре. Выступал с докладом «Современное состояние и ближайшие задачи геоботанических Ф исследований южнорусских степей» на Международном геологическом конгрессе. Красновым был высказан собственный взгляд на причины безлесия степей. Он был избран членом Американского географического общества. В 1894 г. Краснов защитил докторскую диссертацию «Травяные степи северного полушария», стал первым в России доктором географии на основе публичной защиты диссертации. Краснов утверждал, что главными для всех степей чертами являются равнинность территории, слабая дренированность, отсюда высокая засоленность грунтов и, как следствие, безлесность. Разнообразие степей зависит от древности и географического положения местности. Их облик определяется климатом, состав флоры - историей развития.

Краснов много путешествовал. В 1892 г. он побывал на Яве, в Японии, в Приморье, на Сахалине. Изучая районы разведения чая, в 1895 г. посетил Цейлон, южные склоны Гималаев, Китай и вновь Японию, Гавайские острова, Мексику, юг США, через Нью-Йорк и Неаполь вернулся домой, завершив кругосветное путешествие. В 1898 г. Краснов ездил в Турцию, Египет и Италию, в 1905 г.- в Норвегию и неоднократно на Кавказ, особенно в районы субтропиков. Научные результаты зарубежных путешествий описаны Красновым в двухтомном сочинении «Чайные окрути субтропических областей Азии» - подробное физико-географическое описание соответствующих стран с выводом о возможности введения культуры чая в Колхиде, и значительная книга «Из колыбели цивилизации (письма из кругосветного путешествия)».

Краснов убедил правительство о целесообразности организации Батумского ботанического сада как музея мировой флоры тропиков и субтропиков. Акклиматизацию заморских видов Краснов начал еще в 1890 г., а в 1911 г. занялся практической реализацией идеи. Краснов утверждал, что на Черноморской Ривьере России надо размещать не уроженцев из сухих субтропиков юга Франции и Италии. Для влажной зоны батумского побережья «Япония и опытные станции Флориды... должны служить нам путеводного нитью в выборе культурных растений». Краснов перечислил виды растений для интродукции на черноморское побережье. «...Я глубоко верю, что не пройдет и десятилетия, как наше батумское побережье станет в Европе как бы живою выставкою природы и культуры всех влажных субтропических стран. Оно станет предметом удивления и восхищения всех приезжих не только из России, но и из лишенных этой природы стран Западной Европы» (Краснов, 1913- 1914. С. 345, 347).

Ботанический сад нового типа был создан, появились уголки растительности Японии, Китая, Цейлона, Австралии, Чили, но сам Краснов декабря 1914 г. умер. Костный туберкулез и заражение крови остановили жизнь замечательного ученого-подвижника, одного из основоположников ландшафтного направления в географии, «искателя географического синтеза», как назвал его В.И. Вернадский. Это он ввел в науку понятия географических сочетаний и географических комплексов, которые послужили основой нового направления в географии. Краснов был экологом не только в науке, но и по существу. Ботанический сад в Батуми стал воплощением его основного научного кредо и местом вечного упокоения ученого.

Основные направления научной мысли Краснова использованы им и в педагогической практике. Теоретические взгляды на географию Краснов изложил в статьях «География как новая университетская наука» и «Современная география и ее новые течения». По Краснову, география «это научное землеведение, призванное выяснять между природными явлениями причинные и генетические связи, находить закономерности, управляющие их возникновением и взаимодействием». Географию Краснов называл философской наукой о Земле. Ее цель - «установление классификации географических сочетаний, изучение их особенностей, причин распределения их и их влияния на человека». Любопытно, что о необходимости возрождения натурфилософских взглядов в отношениях к природе говорит К.М. Петров (1997), а Н.Ф. Реймерс (1994) научное направление о среде жизни людей и природе в целом предложил называть «натурологией». Дело, естественно, не в терминах, а в судьбоносности исследования взаимодействия общества и природы для разработки правил поведения людей в среде своего обитания.

 

-->


Copyright 2011-2012 © "Все про страны.ру". Все права защищены. При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.