Географические исследования Д.И. Военкова

«Необязательно видеть весь путь.
Просто поверьте и сделайте первый шаг». Мартин Лютер Кинг

Materials in English

Географические исследования Д.И. Военкова PDF Печать E-mail

Александр Иванович Военков (1842—1916) относится к числу ученых мирового уровня. Он известен прежде всего как климатолог, но на самом деле он был ученым широчайших интересов, одинаково легко ориентировавшийся в разнообразных проблемах науки и практики природопользования. Об уровне научной компетенции и квалификации свидетельствует редчайший случай публикации целого выпуска «Известий ИРГО» (1916), в который вошли доклады, прочитанные на экстренном общем собрании Императорского русского географического общества, посвященном памяти покойного. В докладах Ю.М. Шокальского, А.А. Каминского, В.П. Семенова-Тян-Шанского, М.А. Рыкачева, Б.И. Срезневского и других видных деятелей Общества рассмотрен вклад Воейкова в изучение комплексных проблем географии, в том числе социальной и экономической, метеорологии и климатологии, водо- и землепользования, гигиены питания и употребления горячительных напитков. Спустя 18 лет после кончины Воейкова знавший его хорошо А. Вознесенский, отмечая не только его заслуги перед наукой, но и просчеты, уважая редкостный дар ученого, писал: «Чрезвычайно трудно определить, кто он был по специальности. Химик по академическому диплому Геттингенского университета, доктор физической географии Московского университета, больше всего работавший во время расцвета своей научной карьеры по метеорологии, он занимался вопросами распространения культуры, торговли и населения на берегах Тихого океана, так же как и снеговым покровом и вопросами чайной культуры и пр. Ему ничто не было чуждо, и поразительная совокупность знаний физических и ботанических, почвенных и вообще географических делала его редким энциклопедистом... Но удивительно было еще и то, как он с невероятной памятью своею пользовался огромным запасом самых разнообразных знаний, какие почерпались им из личных наблюдений и из жадно поглощавшейся им литературы всего света. Это был человек исключительных, феноменальных способностей не только в смысле трудолюбия и напряженной жажды знаний, но и в смысле освоения и комбинирования всего прочитанного, виденного и наблюденного» (Вознесенский, 1935. С. 1).

А.И. Воейков учился в Петербургском и в ряде германских университетов. В 1865 г. защитил диссертацию «О прямой инсоляции в различных местах Земли», и ему была присвоена ученая степень доктора философии. Воейков свободно общался и писал на немецком, английском и французском языках, писал статьи в различные иностранные издания. Освоил также испанский и итальянский языки. Из общего числа его работ (около 1700) 250 публикаций на иностранных языках. Воейков много и охотно путешествовал. В юности он побывал в странах Ближнего Востока, в последующие годы — в странах Западной Европы, Южной и Юго-восточной Азии, Китае и Японии, в Северной и Южной Америке, совершив кругосветное путешествие. Он посещал многие районы Российской империи. С 1866 г. Воейков был членом ИРГО, с 1883 г. возглавлял Метеорологическую комиссию Общества, с 1891 г. редактировал «Метеорологический вестник». С 1881 г. представлял Россию на ряде Международных географических конгрессов, вел оживленную переписку с иностранными учеными. С 1882 г. читал курсы метеорологии, климатологии и физической географии в Петербургском университете, но так и не получил кафедру. В 1910 г. Воейков был избран членом-корреспондентом Академии наук.

Подавляющее число работ Воейкова было посвящено вопросам метеорологии и климатологии. Он внес основополагающий вклад в развитие представлений о барических полях, системах ветров, закономерностях распределения температуры воздуха и атмосферных осадков на основе использования балансового метода, провел исследования влияния рельефа, высоты места, состояния подстилающей поверхности, включая снеговой покров, лесные угодья и обрабатываемые земли. Помимо установления физических зависимостей, Воейков, когда не доставало исходной информации, смело включал свою невероятную интуицию, и она редко его подводила. Воейков не был первым отечественным исследователем погодно-климатических процессов, но ему не было равных в понимании комплексных географических связей изучаемых явлений.

Гидрометеорологическая служба в России ведет свое начало с 1834 г., когда Николай I одобрил предложение академика А.Я. Купфера об образовании Главной (с 1849 г. — Главная физическая) обсерватории в Петербурге и ее шести филиалов в различных регионах страны. С 1856 г. ГФО стала получать по телеграфу данные 13 станций и началось составление первых карт погоды. Огромный вклад в становление отечественной гидрометеорологической службы внес Г.И. Вильд, Вильдом были подготовлены сводки по распределению температуры и осадков на территории России, приведенные к уровню моря. Но первой заслуживающей внимание работой по климату России была сводка К.С. Веселовского, выпущенная в 1857 г.

Общую схему распределения атмосферных осадков по территории России на основе обработки материалов по 47 станциям Воейков представил в 1870 г. Через пять лет с получением дополнительных материалов она была уточнена. В 1870 г. Воейковым была опубликована первая в этом роде статья «Влияние снежного покрова на климат». В 1872 г. последовали публикации: «Атмосферная циркуляция», «Ветры земного шара». За многочисленные метеорологические карты на Парижской выставке 1878 г. Воейкову была присуждена золотая медаль.

Выдающимся явлением в климатологической литературе явилась грандиозная во всех отношениях книга Воейкова «Климаты земного шара, в особенности России» (640 стр., иллюстрированных многочисленными таблицами, диаграммами и картами), изданная в России в 1884 г. и в переводе на немецкий язык в Германии в 1887 г. Книга написана за два года, но она вместила невероятно много идей, послуживших основанием для формирования современной климатологии. В книге 44 главы, разделенные на два отдела. В 22 главах первого отдела рассмотрены факторы, влияющие на климат. Главное, на что обращал внимание Воейков, — «ведение приходо-расходной книги солнечного тепла, получаемого земным шаром с его воздушной и водяной оболочкой». Впервые в географической литературе Воейков применил метод балансов, а также «впервые в мировой литературе набросал схему атмосферной циркуляции как причины всего климатического многообразия мира» (Селянинов, 1948. С. 69). Воейковым рассмотрены особенности и законы движения воздушных потоков, распределение гидрометеоров:   влажности,   испарения,   облачности,   осадков,   показана зависимость климата от соотношений суши и моря, высоты места, наличия снегового и ледового покровов, рек и озер, растительности и обратное их влияние на особенности местного климата. Во втором отделе представлены характеристики климата отдельных территорий и акваторий: Атлантического, Южного, Тихого и Индийского океанов, крупных регионов материков; в десяти главах показаны особенности климата Европейской России, Западной Сибири, Кавказа, Центральной и Восточной Азии, Китая и Японии. Воейков дал сравнительную характеристику климата России и США. Оценивая «Климаты земного шара» Воейкова, Л.С. Берг отметил, что эта книга «есть плод ума, одаренного необычайной способностью схватывать причинные связи явлений, ума чисто географического и необычайно разностороннего, изощренного как обширными путешествиями в разных частях света, так и изучением самой разнообразной литературы предмета». А ГЛ. Селянинов добавил: «У Воейкова удивительно гармонично сочетались теоретическая глубина с практическим подходом к изучаемым явлениям» (Селянинов, 1948. С. 80).

В 1885 г. появился знаменитый труд Воейкова «Снежный покров, влияние его на климат и погоду», и в 1888 г. — повторное издание «Снежный покров, его влияние на почву, климат и погоду и способы исследования». До его появления важность воздействия этого климатического фактора на температуру воздуха и почвы, на условия погоды и климата совершенно не затрагивалась. И не случайно один из крупнейших зарубежных физико-географов А. Зупан назвал Воейкова «отцом учения о снеге».

С течением времени Воейкова все больше занимали проблемы влияния человека на природу и способов ее преобразования. В 1963 г. была издана серия работ Воейкова, составивших целый том под общим названием «Воздействие человека на природу». Первой из этой серии работ была статья под таким же названием, опубликованная в журнале «Землеведение» в 1894 г. Воейков выделил ряд объектов и явлений, на которые люди оказывают наибольшее воздействие. «Это: 1) сыпучие тела (почва, песок, галька); 2) внутренние воды; 3) растительность; 4) общие физико-географические условия или облик Земли» (Там же. С. 39). Как географ-комплексник Воейков видел сложную взаимосвязь между компонентами, динамическое равновесие между ними, нарушаемое деятельностью людей. «Можно сказать, почти без исключения, что где растут своими отвершками горные потоки и овраги, там дело зависит от того, что человек или истребил, или мешал вырасти той растительности, которая препятствовала этой размывающей деятельности... Вырубка и распашка лесов способствует осушению почвы и воздуха... Где человек истребил естественную растительность... там в значительной степени уменьшилось количество речной воды, именно в летнее время, при продолжительной засухе... и во многих случаях увеличилась опасность от половодья» (Там же. С. 42, 47, 56). Воейков рассмотрел эффективные меры для защиты земель: высадка лесов, создание запруд и водоемов, оптимизация хозяйственной деятельности с учетом природной обстановки. А.П. Дедков и Ю.П. Переведенцев (1995) считают Воейкова, наряду с В.В. Докучаевым, основоположником комплексного направления, именуемого геоэкологией. Этот вывод подтверждается и другими статьями, опубликованными в сборнике, посвященном памяти Воейкова. Воейков предлагал меры по мелиорации тундры, по водо- и снегозадержанию в южных губерниях, по развитию орошения в засушливых зонах Закавказья и Туркестана. «Нужно достигнуть того, — советовал Воейков, — чтобы воспользоваться большей частью вод, ныне бесполезно стекающих в Арал и испаряющихся там. Арал должен со временем уменьшиться и служить разве стоком для избытка воды в годы, особенно богатые дождем и снегом в горах, а в маловодные годы вся вода Аму и Сыра с их притоками должна расходоваться на искусственное орошение» (С. 105). Воейков был убежден в необходимости максимально полного использования водных ресурсов. В большой работе «Человек и вода: способы пользования водою и их географическое распределение» он писал: «Человек должен стремиться к тому, чтобы вода, испаряясь, делала работу, полезную для него, то есть испарялась с поверхности растений. Точно так же нужно стараться о том, чтобы речная вода по пути от верховьев к устьям исполняла работу для человека, то есть давала возможность передвижения грузов и силу для разных машин и орудий, и для превращения в электрическую энергию... вода протекает, и та, которую мы не использовали в данном году, пропадает для нас бесследно. Овладеть водой и пользоваться ею для своих потребностей — одна из главных задач человека в экономической области» (Воейков, 1909а. С. 119 — 120). В докладе «Реки России» Воейков говорил: «Думаю, что в более отдаленном будущем и существование Каспийского моря в его нынешних размерах не будет допущено, и реки, впадающие в него, могут и должны послужить для обширных орошений. Для Терека, Сулака, Самура, Куры с Араксом это необходимо и сравнительно легко исполнимо и теперь. Но я надеюсь, что нам удастся справиться и с Волгой и воспользоваться значительной частью весенних вод для орошения степей по ее левому берегу от Самары до устья. Северная часть Каспия между нынешними устьями Волги и Мангышлаком высохнет и превратится в плодородные орошаемые поля» (Цит. по: Соколов, 1986. С. 95). Воейков писал о возможном судоходном соединении Азовского и Каспийского морей, о цитрусовом садоводстве и разведении чая на Кавказе, о введении длинноволокнистого хлопка в культуру земледелия Средней Азии. В 1908 г. Воейков опубликовал большую работу «Орошение Закаспийской области с точки зрения географии и климатологии», которую Берг назвал «лучшим украшением мировой географической литературы», а сам «Воейков, — по его мнению, — был гениальным географом и оказал влияние на развитие этой науки не только у нас, но и во всем мире». Помимо обоснованных рекомендаций о хлопко-, плодо- и овощеводстве, Воейков рассмотрел вопрос о широко распространенной в то время точке зрения о прогрессирующем усыхании Средней Азии. Основываясь на общей динамике атмосферных процессов и на некоторых данных натурных наблюдений, в частности Берга на Арале, пришел к выводу, «что в бассейне Арала и в степях к северу от него в последние 70 лет совершилось грандиозное колебание климата, но ничто не указывает на постоянное прогрессивное усыхание страны... Пока существуют испарители — океаны и моря Средиземное и Черное, и сгустители (конденсаторы) — горы Тянь-Шаня и Алая, в Ф Туркестане будут мощные реки, и человеку нужно пользоваться их водою, а не давать ей сливаться в Арал» (С. 134, 135). Прикладные аспекты глубокого изучения природных процессов и природопользования позволяют считать Воейкова также одним из основоположников конструктивного направления в отечественной географии.

Воейков известен как автор работ по географии населения. В 1906 г. им опубликован большой экономико-географический очерк «Распределение населения Земли в зависимости от природных условий и деятельности человека». В этом исследовании рассмотрены вопросы плотности населения, доли городского населения, производства хлебных злаков, районов их ввоза и вывоза, миграции населения, естественного его движения, потенциальной емкости территорий для расселения. Сравнивая распределение населения в различных природных условиях, Воейков пришел к выводу, «что решающим фактором... является не столько окружающая человека природа, сколько сам человек... население теснится в странах, где природа далеко не столь богата, где пищевых продуктов не хватает и приходится привозить их издалека... в Европе, и в особенности в ее наиболее деятельных странах, там живет густое население, где напряженная промышленность и торговая деятельность, т. е. торговля и промышленность является решающим фактором для густоты населения» (Воейков, 1906. С. 650, 664). Воейков предложил желательные принципы размещения населения. Их суть в следующем:

1. Большие города должны быть освобождены «от закрытых учебных заведений, богаделен, казарм, большей части больниц и промышленных заведений. Удобные сообщения (дают) возможность проводить деловые часы в городе, а остальное время вдали от него.

2. Меньшие города... со всеми необходимыми санитарными мероприятиями и в них высшие учебные заведения и те промышленные заведения, которые требуют сосредоточения.

3. Остальная промышленность, требующая лишь ручного труда или небольших двигателей вне городов. Здесь, особенно при нашей зиме, наиболее выгодное соединение сельского хозяйства и промышленности» (Там же. С. 776). Сочинение иллюстрировано мировыми картами плотности населения, доли городского населения, размещения посевов основных хлебных злаков, привоза и вывоза хлеба, «приселения и выселения» (вместо иноязычных «иммиграции и эмиграции»).

Другой антропогеографический очерк «Людность селений Европейской России и Западной Сибири» опубликован в 1909 г. В нем показана крайняя неравномерность распределения населения и пестрота численности обитателей в населенных пунктах различных районов страны, рассмотрены причины этой неравномерности, включающие природные, экономические и исторические факторы, отмечен процесс формирования хуторского населения, неравнозначный в отдельных местностях, обсуждены меры, которые могли повысить благосостояние жителей различных селений, в частности широкое развитие орошения засушливых земель. В ряде работ Воейков рассмотрел географию питания людей, вопросы влияния состава пищи на выносливость и способность к работе в разных климатах. Сам Воейков придерживался вегетарианства и антиалкогольной диеты. Стремление быть как можно ближе к природе выражалось и в том, что он был натурменшем, иначе, любил прогулки без одежды.

К числу больших экономико-географических работ Воейкова следует отнести его исследование «Будет ли Тихий океан главным торговым путем земного шара?» (1904), навеянное перспективами развития экономических отношений стран в связи с сооружением Панамского канала. Воейков проанализировал состояние экономики западных и восточных макрорайонов, связанных с торговыми операциями в бассейнах Тихого и Атлантического океанов. Эти макрорайоны Воейков назвал торговыми бассейнами. В частности, Воейков причислил к торговому бассейну Атлантического океана бассейны Каспийского и Аральского морей и территорию Сибири до Енисейской губы включительно. Воейков уделил внимание роли «Большого Сибирского пути», который «считается многими транзитным путем для торговли не только Европейской России, но и Западной Европы с Дальним Востоком. Это верно относительно пассажиров, почты и очень ценных товаров... Но, конечно, главное значение Великого Сибирского пути не транзитное между чуждыми нам странами, она должна служить торговым и государственным интересам России, оживить ее обширную, богатую и до сих пор бездорожную окраину и крепче связать ее с центром» (Воейков, 1904. С. 547).

Сложно в краткой форме показать многообразие научных интересов Воейкова. В заключение следует упомянуть комплексно-страноведческую его книгу «Русский Туркестан» (1914), подготовленную по заказу Французской академии наук и опубликованную на французском языке. Нельзя не согласиться также с мнением В.В. Покшишевского (1987): «...глубоко поучительным должно быть стремление Воейкова сблизить физико- и экономико-географические исследования, сделав стержнем их многообразные практические вопросы преобразования и использования человеком природной среды. Этот круг мыслей Воейкова, несомненно, глубоко прогрессивен». Сближение физико- и экономико-географических исследований в наше время еще более актуально для перспектив развития географической науки и жизненно необходимо для всех обитателей.

 

-->


Copyright 2011-2012 © "Все про страны.ру". Все права защищены. При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.