«Необязательно видеть весь путь.
Просто поверьте и сделайте первый шаг». Мартин Лютер Кинг

Materials in English

Home Общее о Земле Мировые религии Дальневосточная цивилизация
Дальневосточная цивилизация PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 19
ХудшийЛучший 

Благородный человек заботится лишь о морали, низкий человек помышляет о земле... Чего не желаешь себе, того не делай людям... Бывают три полезных друга и три друга, приносящих вред. Полезны справедливый друг, чистосердечный друг и друг, который много знает. А вредны льстивый друг,двуличный друг и друг красноречивый. (Афоризмы Учителя - Кунцзы)

Древнейшей из ныне живущих является дальневосточная, или китайская цивилизация. На ее основе сложились и развиваются зависимые цивилизации - корейская, японская и вьетнамская. Китайская цивилизация никогда не была религиозной. В своей организации она подчиняется морально-этическим нормам, сложившимся как творческое восприятие лучших достижений из известных в этом регионе учений - конфуцианства, даосизма, буддизма, - и местных верований. Ее главная характерная черта (образ) - стремление к достижению стабильности и порядка, магического согласия, соответствия человека и его окружения.
Идейной основой китайской цивилизации до сих пор служит учение Конфуция (Кунцзы, 551–479 гг. до н. э.), которое базируется на авторитете глубокой древности, когда «правители были мудры, чиновники бескорыстны, а народ благоденствовал». В нем присутствуют вера в божественную силу Неба, почитание духов предков, обожествление императора, но основное составляют вопросы этики, морали, нравственности и управления государством. Мировоззренческие проблемы отходят на задний план. Жрецов в конфуцианстве нет, все ритуалы и церемонии выполняются государственными чиновниками, учителями или главами семей.
Со II в. н. э. по 1913 г. конфуцианство являлось официальной идеологией Китайской империи и распространилось по всему Дальнему Востоку и во Вьетнаме. И поныне здесь все пронизано влиянием идей Кунцзы - традиции, обряды, привычки, взаимоотношения между людьми, воспитание и обучение, нормы поведения и мораль. Здесь с раннего детства человек привыкает, что личное, эмоциональное надо подавлять во имя общего, принятого, рационально обусловленного.
Небо, по Конфуцию, вмешивается в общественную жизнь, поддерживая одних и наказывая других. Хорошая погода, обильные урожаи, мир и спокойствие на Земле показывают, что Небо довольно земными порядками. И наоборот, засуха, наводнение, голод, эпидемии, бунты являются вестниками «небесного гнева».
Идеал человека - «благородный муж» (цзюньцзы) - человек честный и искренний, прямодушный и бесстрашный, всевидящий и понимающий, внимательный в речах и осторожный в делах, безразличный к жизненным удобствам. «Благородный муж» обладает пятью добродетелями: человеколюбием (жень), долгом (и), нормами поведения (ли), знанием (чжи), верностью (синь) и сыновней почтительностью (сяо).
Социальный порядок объясняет идея «исправления имен». Она обосновывает незыблемость иерархии общества, требует от каждого человека твердо помнить свое положение в обществе, учит повиновению правителю, почти тельности к старшим, соблюдению интересов семьи. Общество делится не на классы и социальные группы, а на «благородных людей», владеющих добродетелями, и «маленьких людей», не владеющих добродетелями.
Отсутствующие в конфуцианстве понятия о цели и смысле жизни, мистику, обрядовую наглядность дали дальневосточным народам даосизм и буддизм, пришедшие примерно одновременно. Страны наполнились величественными храмами, монастырями, скальными и пещерными комплексами, появилась возможность уйти от мирской суеты, стали развиваться медицина, астрология, алхимия, изобразительное искусство и др. Поколения поэтов, художников, ученых и философов искали вдохновения в буддийских монастырях.
В основе даосизма (основатель Лао-Цзы, IV–III вв. до н. э.) лежит слияние человека с природой, обожествление природных сил. Учение пронизано мистикой, суевериями, магией. Смысл жизни - познать Дао (первопричину и конечную цель бытия) и следовать ему по принципу «недеяния». Вытекающий из дао образ действий - уступчивость, покорность, отказ от желаний и борьбы. Правитель–мудрец должен, отвергнув роскошь и войну, возвратить народ к «простоте, чистоте и неведению». Людей прельщают социальные утопии даосизма с уравнительным распределением; это вызвало развитие тайных обществ («Белый лотос», «Желтые повязки» и др.) и боевых искусств, и многие крестьянские восстания проходили под даосскими лозунгами. На сегодняшний день доктрины чистого даосизма придерживается около 30 млн. китайцев.
Буддизм в Китае стал как бы разновидностью даосизма. В народе наиболее популярны Будда настоящего (Шакья-муни), Будда грядущего (Милэфо, со смеющимся лицом и огромным животом, символизирующим «безграничную душу»), Будда райского счастья и защитник от нечисти (Амитофу), Богиня милосердия и добродетели (Гуаньинь); их статуи встречаются повсеместно. В Корее и Японии распространился чистый буддизм и в сочетании с конфуцианством и местными религиями обусловил специфику их культур.
Жизненный уклад дальневосточных народов строится на строгих нормах и правилах. Даже в быту видна явная любовь к нормированию и регулированию: правила проезда на транспорте, правила посещения музеев и т.д. Соблюдается распорядок дня: ранний подъем, гимнастика, ранний отход ко сну, послеобеденный сон. Нарицательными стали такие понятия, как «китайские церемонии» и «китайская дипломатия». Невозмутимость, терпеливость, выносливость - характерные черты национальных характеров китайцев, корейцев, японцев и вьетнамцев.
Нигде вежливость обхождения, приветливость и сердечность не распространены более во всех классах общества , чем в Китае; нигде толпа не откликается скорее на призыв, обращенный к человеческому достоинству. Китайцы от природы сдержаны, внимательны, доброжелательны; они чувствуют себя солидарными между собою. Китайский характер выказывается с выгодной стороны в школах. Никогда воспитанники не позволят себе нарушить порядок, почти религиозный, или небрежно приготовить заданный им урок. Они показывают себя послушными, смышлеными, трудолюбивыми, неутомимыми. Китайцы - необыкновенно умеренный народ; пьянство среди них составляет величайшую редкость. Никогда не случалось, чтобы муж бил жену; напротив, нередко бывает, что муж находится под каблуками своей жены. Если обратить внимание на замечательную промышленность китайцев, на прилежание и выносливость рабочих классов, их небольшие потребности, уважение к предписаниям закона, любовь к порядку и миру, веселость, с которой они выполняют даже самые трудные работы, наконец, их ловкость в коммерческих делах, в которой они превосходят даже англичанина,- то можно легко составить себе представление о том, какая мощь заключена в этой нации.

Уже более двух тысяч лет в Восточной Азии существует традиция централизованного тоталитарного государственного управления. Страны делятся на провинции, округа, общины, десятидворки, управлять которыми назначаются чиновники из числа образованных людей, сдавших государственные экзамены.
Народы региона с незапамятных времен знают, что такое «народные стройки» (в т.ч. Великой Китайской Стены), плановые переселения людей, всеобщая воинская повинность, «госзакупки» продовольствия, «нормы отпуска» потребительских товаров, обобществление и приватизация, а также культ личности, массовые репрессии, произвол чиновников, взяточничество, коррупция. Монгольская империя, кстати, была организована по китайскому образцу.
Разновидности конфуцианства оказали неодинаковое влияние на развитие Японии и Китая.
Японский вариант требовал беспрекословного подчинения господину, начальнику, что крепило дисциплину труда, порядок на производстве и в обществе, привело к формированию чрезвычайно сплоченной нации.
В китайском конфуцианстве следует выбирать между верностью либо господину, либо своей совести. Здесь три категории долга: высший долг - по отношению к родственникам, второй долг - по отношению к общине, третий, низший долг - по отношению к государству. Такая мораль часто вела к анархии в общественных отношениях, и опустошительные гражданские войны потрясают страну в каждом столетии. Чувство привязанности чуждо китайцу. Как бы долго ни служил он хозяину, он уходит от него моментально, не предупредив даже предварительно, раз только в другом месте он может получит, хотя бы на полдоллара больше жалованья. О значении, важности и святости присяги и вообще о долге держать данное слово он не имеет почти никакого представления. Его бессовестность при даче показаний на суде просто невероятна.
Встреча с западным и православным христианством, происшедшая в XVI – XVII вв., во-первых, привела к скорому закрытию границ региона для европейцев вообще, а, во-вторых, проявила разные психологические реакции народов на организационные разновидности новой религии. В Китае и Японии католицизм стал распространяться с такой скоростью, что императоры «приняли меры» по истреблению христиан. Позднее была разрешена деятельность только протестантских миссионеров, по-видимому, не представляющих  угрозы для империи.
Протестантизм нашел многочисленных последователей в Японии и особенно в Корее. В Китае и Вьетнаме он не «пошел»; здесь считают англичан протестантов «плохими колонизаторами», а французов–католиков - «хорошими». Русские попали в разряд «плохих колонизаторов»; в православие не переходили даже оказавшиеся в границах Российской империи корейцы и китайцы.
Примерно 150 лет назад Дальний Восток попал под прямое давление цивилизаций Запада и России, оказался в фазе перелома цивилизации и был вынужден решать проблему выбора, изменения своего окаменевшего образа жизни.
Японцы приступили к модернизации уже в 1876 г. В духе того времени их страна пошла по пути милитаризации, при этом силой распространила «вестернизацию» в своем варианте на Тайвань, Корею, Северо-восточный Китай. Сокрушительное военное поражение в 1945 г. заставило Японию сменить территориальный рост на качественное развитие, и сейчас страна вышла на мировую арену как крупнейший экспортер товаров и капитала. Давление Японии на мировое сообщество набирает силу, и в этом ее снова, хотя в другом качестве, поддерживают Тайвань и Корея. Надо полагать, что вскоре отсюда начнется и экспорт культуры.
Японцы по своей доброй воле, помимо всякого принуждения настойчиво стремятся к образованию. Это самый способный, трудолюбивый и в высшей степени деятельный народ. Страсти к новизне и к иностранцам, в которой их обвиняют, они обязаны безмерным в истории возрождением их страны, превратившейся из восточной деспотии худшей категории в цивилизованное правовое государство.
Китай оказался «меж тремя огнями» - Запада, России и Японии. В итоге он выбрал альтернативный, антияпонский вариант модернизации - коммунизм, заимствованный на том же Западе, но в собственном, а не советском исполнении. Левацкие «шараханья» в экономике и идеологии заняли 15 лет, но уже с конца 70–х гг. в стране восстановлено изучение конфуцианства, начался переход к рыночным формам экономики. По древней традиции все делается не спеша. Если китайский народ сумеет в сбалансированных пропорциях совместить западный динамизм с традиционной стабильностью, это породит новый образ жизни, могущий стать примером для всего человечества.
У китайцев нет противоречий в оценке своей цивилизации, и можно с уверенностью сказать, что ни один китаец не предпочтет Запад Китаю, или идеи и нравы Запада идеям и нравам Китая. Хотя обыкновенно учтивый и вежливый, гораздо более смиренный перед силой, он глубоко нас презирает, и в его глазах мы - не более, как грубые варвары. Главное свойство китайцев -, это их самомнение и убеждение в собственном превосходстве. Китаец уверен, что все китайское лучше некитайского. Считая все китайское совершенным, китаец не допускает и всего менее согласен перенять что-либо на стороне, в т.ч. у «заморских дьяволов».

 

-->


Copyright 2011-2012 © "Все про страны.ру". Все права защищены. При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.